Ссылки для упрощенного доступа

«Не хочу быть беженкой, хочу домой». Истории украинок, вынужденно покинувших страну


Женщина из Украины слушает видеообращение президента Владимира Зеленского, находясь в центре для беженцев в Венгрии

Около миллиона человек покинули Украину после начала неспровоцированного нападения России на страну. Тысячи добрались до Чешской Республики, где часть беженцев нашла временный приют на базе «Славия Прага», одной из ведущих футбольных команд страны.

«Здесь я жила. Вот так сейчас выглядит мой город», — говорит Ольга Драган, показывая фотографии в своем смартфоне.

Она просматривает снимки Белой Церкви, города примерно в 80 километрах к югу от Киева, многие дома и улицы которого превратились в руины после российской бомбардировки.

43-летняя Драган вместе с десятками украинских женщин и детей находится сейчас в общежитии, в котором жили молодые игроки «Славия Прага». Счета за проживание граждан Украины взял на себя газовый концерн Prazska Plynarenska.

Драган — одна из десятков тысяч людей, покинувших Украину после того, как российская армия по приказу президента России Владимира Путина 24 февраля начала масштабное, ничем не спровоцированное нападение на восточноевропейскую страну с населением около 44 миллионов человек. Более миллиона человек бежали из Украины. Многие опасаются, что поток беженцев из Украины станет самым крупным со времен Второй мировой войны.

Ольга Драган вместе со своей 13-летней дочерью и сестрой покинула дом в Белой Церкви 27 февраля. Три дня они провели в пути, пробираясь по раскисшей от грязи местности, ехали в поездах и на машинах.

Мир последние 10 дней с ужасом наблюдает, как российские войска усиливают наступление, нанося удары по гражданским объектам, в том числе по больницам и школам. Украинские власти сообщили 2 марта о гибели не менее двух тысяч мирных жителей.

«Поездка из Корчовой на польской границе до Праги заняла 14 часов. Это было дорого. Мы с сестрой заплатили 300 долларов», — говорит Драган, добавляя, что всё, что она захватила с собой, — небольшой чемодан с документами и самым необходимым.

Муж и пожилая мать Ольги остаются в Белой Церкви. «Я разговаривала с ними, — говорит она. — Они в безопасности.

Украинские беженцы, которые обращаются за видом на жительство, у отделения полиции по делам иностранцев. Прага, 2 марта 2022 года
Украинские беженцы, которые обращаются за видом на жительство, у отделения полиции по делам иностранцев. Прага, 2 марта 2022 года

24-летний сын Драган, биржевой брокер, остался в Киеве, как и тысячи других мужчин, чтобы защищать город от возможного нападения России. В Сети распространяются сообщения о многокилометровой колонне войск и техники, которая наступает на столицу.

Как и у многих других жителей Украины, у Драган есть родственники в России. Сестра живет в Сочи, городе на берегу Черного моря, брат — в Чите.

«Они не могли поверить в то, что происходит [в Белой Церкви]. Мне пришлось отправить им фотографии, чтобы убедить их, — говорит Драган, отмечая информационный вакуум, с которым сталкиваются многие в России, где государственные СМИ представляют Украину как «агрессора» в попытке оправдать жестокое нападение Москвы.

Драган говорит, что ее дочь спокойна. Мать старается не обсуждать с ней ужасы, которые происходят в родном городе из-за вторжения России.

«Я сказала ей, что мы приехали сюда погостить и скоро вернемся домой», — объясняет она. Сама Ольга говорит, что большую часть дня проводит в слезах, хоть и встретила в Чехии теплый прием.

«Чехи — замечательные люди», — улыбается она.

«Мы делаем это, потому что народ Украины нуждается в помощи», — объясняет Иржи Врба, официальный представитель «Славия Прага», добавляя, что около ста женщин и детей размещены в помещениях рядом со стадионом Sinobo, где тренируются двое украинцев, играющих за футбольный клуб.

Прага, в которой военная агрессия Москвы против Киева возродила кошмарные воспоминания о советском вторжении в Чехословакию в 1968 году, быстро отреагировала на вторжение, потребовав жестких санкций против России и одновременно предоставив помощь Украине, в том числе военную, и убежище украинцам.

За последние дни в Чешскую Республику прибыли тысячи украинцев. В стране уже проживает значительная украинская община, около 200 тысяч человек.

Оксана Малюта с мужем и двумя сыновьями только начали обустраивать свою новую квартиру в Здолбунове, к югу от Ровно, города на западе Украины. Но нападение Путина разрушило их планы.

Оксана Малюта (слева), беженка из Украины, с сотрудницей общежития футбольного клуба «Славия Прага», где разместили бежавших из Украины. 3 марта 2022 года
Оксана Малюта (слева), беженка из Украины, с сотрудницей общежития футбольного клуба «Славия Прага», где разместили бежавших из Украины. 3 марта 2022 года

«Мы потратили 21 тысячу долларов на квартиру и обстановку. Там 16 квартир, пять семей остались. Они присматривают за квартирой», — рассказывает Малюта, объясняя, что многие заколотили свои двери, чтобы в жилье не проникли мародеры.

Муж Малюты остался на родине — защищать город. 35-летняя Оксана несколько дней назад прибыла в столицу Чехии через Польшу с сыновьями. Старшему ребенку 15 лет, младшему — 10.

«Дети общаются со своими друзьями на родине, которые говорят, что им повезло, что сумели вовремя уехать», — говорит Малюта. Она не знает, когда сыновья вернутся к школу.

«Где они будут учиться? Что их ждет?» — вопрошает она, добавляя, что, несмотря на трудности, она рада тому, что находится в Праге.

«Это хорошо. Мы спим на кровати! Первые три дня вторжения мы спали в подвале нашего дома, переживая, не будут ли его бомбить», — говорит Оксана, отмечая, что Здолбунов находится в 160 километрах к югу от Беларуси, авторитарный лидер которой Александр Лукашенко позволил использовать страну в качестве плацдарма для российского наступления.

Пенсионерка из города Мукачево на западе Украины Любовь Падскай говорит, что она бежала одна 25 февраля, через день после начала российского вторжения.

Украинская пенсионерка Любовь Падскай. Прага, 3 марта 2022 года
Украинская пенсионерка Любовь Падскай. Прага, 3 марта 2022 года

«Говорили, что Украина падет через два дня. Перед отъездом в воздухе уже гудели беспилотники и самолеты», — говорит Падскай.

Она добиралась до Праги пять дней, порой пешком. 68-летняя женщина, как и другие собеседники Азаттыка, не питает ненависти к российскому народу и возлагает ответственность за трагедию на Путина.

«Они простые люди. Их нельзя винить в том, что происходит. Если они протестуют, их сажают в тюрьму», — говорит Падскай.

По данным правозащитной организации «ОВД-Инфо», с 24 февраля на антивоенных акциях в 121 городе России задержаниям подверглись более 7600 человек.

50-летняя Виталия Сычева бежала из Мукачево с двумя дочерьми вскоре после начала вторжения. По словам Виталии, ее шести- и восьмилетние девочки получили психологическую травму. «Они напуганы. Они даже не хотят выходить на улицу. Я не знаю, что делать», — дрожащим голосом говорит Сычева.

Как и другие женщины, она пытается смириться со всем, что произошло и что может произойти.

«Я не хочу быть беженкой, — говорит Виталия, всего несколько недель назад работавшая страховым агентом. — Я хочу работать. Я хочу домой».

Тони ВЕСОЛОВСКИ

XS
SM
MD
LG