Ссылки для упрощенного доступа

Успеть, пока здоровья хватает. Аркадаг Бердымухамедов передает власть сыну


Сердар Бердымухамедов

В конце прошлой недели президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на внеочередном заседании Халк маслахаты – верхней палаты парламента – заявил о том, что "принял непростое решение дать дорогу молодым руководителям". Бердымухамедов также отметил, что два года назад достиг возраста пророка – 63 года. На следующий день после этого заявления были объявлены досрочные выборы президента Туркменистана, которые пройдут уже 12 марта. В том, что на них победит сорокалетний сын Бердымухамедова-старшего Сердар, никто не сомневается. 14 февраля на съезде Демократической партии Туркменистана, тоже внеочередном, он был выдвинут кандидатом на пост главы государства.

Гурбангулы Бердымухамедов носит титул Аркадаг – покровитель. Его предшественника, первого президента независимого Туркменистана Сапармурата Ниязова, называли Туркменбаши – глава всех туркмен. Страну Гурбангулы Бердымухамедов возглавил после смерти Ниязова, в самом конце 2006 года. При нем, как и при его предшественнике, страна остается одной из самых закрытых в мире. Доступ граждан к независимым источникам информации практически полностью блокирован, доступ к интернету строго ограничен. Уровень жизни населения очень низок, за последние 10–12 лет Туркменистан покинули почти 2 миллиона граждан страны. Большинство из них уехали в Турцию, на втором месте – Россия. Данные об эмиграции засекречены, скрываются и объективные результаты переписи населения.

Концерт в честь дня рождения Гурбангулы Бердымухамедова, июнь 2020 года
Концерт в честь дня рождения Гурбангулы Бердымухамедова, июнь 2020 года

Бердымухамедов-старший отличается довольно экстравагантным для президента поведением – любит гонки на автомобилях, верховую езду, записывает песни собственного сочинения в стиле рэп, стреляет, рыбачит, пишет книги о чае, собаках и кулинарии, которые потом читает вся страна. А о том, что он "устал", Аркадаг, увлекающийся еще и астрологией, заявил 11 февраля, в пятнадцатую годовщину своего избрания президентом.

Сын Гурбангулы Бердымухамедова Сердар уже успел поработать замминистра иностранных дел, губернатором столичного Ахалского велаята (это территориально-административная единица в Туркменистане), министром промышленности, а сейчас занимает пост вице-премьера. Руководить кабинетом министров он пока быть не может, поскольку главой правительства является сам президент.

Что может повлечь за собой предстоящая передача власти в Туркменистане? На вопросы Радио Свобода отвечает глава общественной организации "Туркменская инициатива по правам человека" Фарид Тухбатуллин, который сейчас вынужден жить в эмиграции.

Фарид Тухбатуллин
Фарид Тухбатуллин

– Для вас как для наблюдателя, насколько неожиданным было назначение досрочных президентских выборов в Туркменистане уже на 12 марта?

– В принципе, мы догадывались уже давно, что будет передача власти, но что это произойдет так скоро, мы об этом узнали где-то в ноябре прошлого года. По источникам и другим косвенным данным было понятно, что в начале года состоится это внеочередное заседание парламента. То, что оно внеочередное, означало, что это не будет подведение итогов года, например, или что-то рутинное, а будет нечто экстренное. Мы предположили, что это будет передача власти.

– А для общественности в Туркменистане могло такое решение стать неожиданностью?

– Думаю, да. Конечно, никто не сомневался, что именно сыну Гурбангулы Бердымухамедов передаст полномочия. Но что так экстренно, было неожиданным. Многие сейчас уже задним числом думают, что события в Казахстане подтолкнули его к решению ускорить процесс.

– Вы сделали очень важное упоминание событий в Казахстане. Можно ли говорить, что Гурбангулы Бердымухамедов уходит, а на его место приходит егот сын Сердар? Или речь идет о том, что старший Бердымухамедов не будет теперь формально занимать пост президента, но останется де-факто главой государства?

– Да, по крайней мере в первые несколько лет, наверное, так и будет. Потому что формально хоть он и возглавит, точнее, уже возглавляет законодательный орган, но тут надо и туркменский менталитет понимать. Кем бы ни назначали сына, он все равно будет в подчинении отца, даже если бы отец вообще ушел с должности. Поэтому да, он будет руководить, наверное, пока сын будет набираться опыта.

Там же не только президент будет меняться, я думаю, со временем кабинет министров тоже Сердар под себя будет выстраивать. Наверное, чтобы избежать каких-то эксцессов и сделать плавный переход, Бердымухамедов-старший будет за этим бдить с парламентской трибуны.

– Насколько велик авторитет Сердара Бердымухамедова в туркменском обществе? Сейчас это весомая фигура?

– Продвигать его начали еще в 2016 году, когда избрали парламент, потом были несколько постов, начиная от замминистра иностранных дел. Он сейчас вице-премьер, ответственный за финансы и экономику. Он курировал нефтегазовый сектор, а потом цифровизацию экономики. Естественно, протекция была, его так усиленно продвигали. Когда он столичный регион возглавлял, по-русски говоря, был губернатором, он построил какую-то школу, улучшилось обеспечение продовольствием этого региона. Население было очень довольно. Но все это продолжалось меньше года. Да и было понятно, что это делается за счет других регионов, где дотации сильно сократились.

В целом, конечно, люди все понимают и с некоторым волнением ожидают перехода – что принесет новый президент? Обыватель уже привык, что все зависит от президента, какой президент – такая и будет политика. Но мне кажется, что первые, по крайней мере, год-два серьезных каких-то изменений не произойдет, потому что все равно руководителем будет нынешней президент.

– Бердымухамедов-старший сказал, что уходит, упомянув, что он два года назад достиг возраста пророка. Он говорил о своем возрасте, о желании дать дорогу молодым. Не является ли это индикатором того, что он испытывает проблемы со здоровьем и поэтому хочет передать власть сыну?

Обыватель уже привык, что все зависит от президента, какой президент – такая и будет политика

– Такие слухи распространялись, и не раз. Вы, наверное, слышали, что пару раз его уже объявляли умершим, потому что он исчезал из эфира на какое-то время. Такая информация есть, но в то же время, например, можно видеть по телевизору, как он спортом занимается, на лошади скачет и так далее. Я не думаю, что проблемы настолько серьезные, что он не сегодня-завтра уйдет в мир иной. Мне, наоборот, кажется, что он хочет это все утрясти, пока у него хватает здоровья.

– После объявления досрочных выборов Гурбангулы Бердымухамедов является исполняющим обязанности президента. Возможны ли, на ваш взгляд, какие-то социальные волнения в этот период? Есть ли какие-то группы, которые могут постараться воспользоваться ситуацией?

– Активные туркменские граждане – это мигранты, студенты в основном – проживают за рубежом, где чувствуют себя более свободно. Там создаются сейчас группы оппозиционные, гражданские и так далее, но внутри страны просто нет таких категорий населения. В моем понимании, это должны быть люди где-то от 20 до 40 лет, которые могли бы высказаться, проводить какие-то акции. Но значительная часть этой категории, процентов 70, я думаю, находится за пределами страны в качестве трудовых мигрантов.

Те, кто остался, это либо работники государственных учреждений и организаций, либо какие-то частные предприниматели, которые благодарны, что они могут хоть что-то получать (зарплату, работу), потому что в стране очень много социальных проблем, в том числе безработица. От них трудно ожидать какой-то активной позиции в противодействии решениям властей.

Что касается внутренних проблем в правящей элите, есть информация, что родственники (у Бердымухамедова четыре сестры и куча племянников) поделили между собой все доходные сферы – и строительство, и образование, и энергетику, и другие сферы. И качают деньги оттуда. И они не захотят расставаться с этими, надо полагать, многомиллионными прибылями. Здесь уже будут какие-то внутрисемейные "терки". Наверное, что-то такое будет, но я не думаю, что информация и о разборках, и о договоренностях выйдет из-под ковра.

Андрей Шароградский, Радио Свобода

XS
SM
MD
LG