Ссылки для упрощенного доступа

«Нет состава преступления». В Казахстане продолжают убивать женщин, пока полиция ждет «серьезных травм» для возбуждения дел


Погибшая Айнагуль Хайруллина. Фото из семейного архива

Бывший муж погибшей Айнагуль, ранее регулярно и безнаказанно ее избивавший, нанес ей 30 ножевых ранений. 27 были несовместимыми с жизнью.

Олеся жива, хотя ее тело покрыто шрамами, оставленными ножом бывшего бойфренда, а после избиения и сотрясения мозга у нее стали отниматься ноги. В полиции говорят, что ее здоровью нанесен недостаточно серьезный для уголовного дела ущерб.

«ГОВОРЯТ, Я ДОЛЖНА ПРЕДОСТАВИТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЕГО ВИНЫ»

Олеся Битикеева, поселок Чингирлау, Западно-Казахстанская область

Мы начали общаться в 2018 году, нас познакомили общие друзья. Оказалось, что мы соседи. Тогда я работала вахтовым методом. Отдыхала как раз. Уехав, узнала, что к нему вернулась его жена: они не расписаны были, просто жили. Прожили два-три месяца, и она ушла, это было в мае.

В сентябре он снова начал мне писать. Мы общались, было всё нормально. В декабре пошли в кафе: я, он и его друг. На обратной дороге он попросил друга остановить машину и начал меня бить, требуя мой телефон. Потом вытащил на улицу и избивал на обочине, в сугробе. Это длилось минут десять. Такого никогда не было в моей жизни, я впервые столкнулась с таким. Уговорила его ехать домой. Сказала, что всё хорошо, что люблю его.

После этого я недели полторы не могла встать с кровати — болело всё тело, голова. Тогда я не обращалась к врачам и полицию. Выздоровела и снова уехала на вахту.

Когда я вернулась, он опять начал ухаживать, клялся, что такого не повторится. Всё было хорошо до февраля 2020-го. Всех закрыли на карантин из-за пандемии, я задержалась на вахте. Он начал угрожать, потом стал распространять обо мне слухи по поселку: рассылал всем мое фото и писал, что я «продаю себя». Когда вернулась с вахты, он выманил меня на улицу и снова избил, отобрал телефон. Тогда я обратилась в полицию: сняла побои, написала заявление. Через пять дней я обнаружила телефон на пороге дома. Всё это время полицейские не могли найти его, хотя я указывала его адрес. Заявление я тогда забрала.

В течение 2020 года он продолжал меня преследовать. Я несколько раз обращалась в полицию, а ему выписывали штрафы — 15, 25 тысяч.

В июле этого года он разбил окно моего дома и залез внутрь. Я испугалась, была в таком шоке, что даже не заметила, что он порезал меня — лицо и ногу. Я забежала в одну из комнат, закрылась и успела дозвониться в 102, пока он ломал дверь.

Мне удалось оттянуть момент и дождаться полиции — он не хотел избивать меня в доме, на глазах у больной мамы, которая лежит после инсульта.

Приехали полицейские, я написала заявление о порче имущества, моральном и физическом ущербе. Его забрали в отделение, но ему опять ничего не было.

Несколько раз он отбирал у меня телефон, один раз при местном участковом.

Это всё продолжается третий год. Первое время ему давали штрафы, теперь — пять-десять суток. Но ему всё равно, он продолжает. Разбивает в дома окна, караулит, постоянно пытается напасть.

У меня сейчас шрамы на ноге, на лице. В последний раз, когда он на меня напал, было сотрясение мозга. После начали отниматься ноги, а сразу после я три дня не могла встать — у меня болела голова. Но это было расценено как «легкий вред здоровью».

Каждый раз, когда я обращаюсь в полицию, пытаюсь встретиться с начальником местного отделения, меня обвиняют во всем: сама виновата, сама провоцирую, сама зову.

В полиции мне всегда говорят, что я должна снимать его на видео, должна зафиксировать моменты нападения. Я должна предоставить доказательства его вины.

Завести уголовное дело, как мне сказали, могут только после того, как будет причинен «серьезный вред здоровью», когда будут серьезные травмы — ушибы, переломы. В полиции мне предлагали обратиться в кризисный центр для жертв бытового насилия в Уральске. Потом предложили продать дом и уехать из поселка. Такие советы дает мне полиция.

«ХЛАДНОКРОВНО ПРИШЕЛ И УБИЛ»

Айнагуль Хайруллина, Уральск, Западно-Казахстанская область

Айнагуль Хайруллиной было 30 лет. В апреле этого года бывший муж, от которого она ушла за полгода до этого, ударил ее ножом более 30 раз. Ранений, несовместимых с жизнью, было 27.

О том, что тогда еще муж Айнагуль регулярно и без причины избивал ее, утверждают родные, они не знали до августа прошлого года.

Айнагуль Хайруллина
Айнагуль Хайруллина

— Когда они поженились в 2012 году, сразу после свадьбы, на второй день, она позвонила маме. Была без настроения, говорит: «Может, ты меня заберешь?» Мама отказалась, и она больше ничего не стала говорить. Потом еще раз звонила, говорила, что хочет уйти, но после перезвонила и сказала, что всё хорошо, — рассказывает сестра погибшей Арай Дуйсенова.

Всё рассказала Айнагуль только тогда, когда после очередного избиения пришла с детьми, которым сейчас шесть и восемь, к родителям. Затем, рассказывает Арай, муж приходил к Айнагуль на работу с ножом, у нее остались на теле царапины.

— Она обратилась в полицию тогда, но вскоре ей пришло сообщение, что нет состава преступления и дело заведено не будет. Ей пообещали, что ему выпишут защитное предписание. Но кто будет за ним следить — выполняет он защитное предписание или нет. Галочку поставили, что вынесли, — говорит сестра погибшей.

После этого случая Айнагуль подала на развод, но забрать решение суда о расторжении брака не успела: бывший уже муж приехал к ней на работу и попросту зарезал.

По словам сестры Айнагуль, сейчас он заявляет, что ничего не помнит и находился в «состоянии аффекта» в момент убийства. Родные убитой считают, что таким образом он пытается добиться переквалификации статьи и смягчения наказания.

— Он всё сделал, позвонил снохе и сказал: «Я ее убил». Какой здесь может быть аффект? Хладнокровно пришел и убил, — говорит Арай.

Погибшая Айнагуль Хайруллина. Фото из семейного архива
Погибшая Айнагуль Хайруллина. Фото из семейного архива

В департаменте полиции Западно-Казахстанской области Азаттыку сообщили, что в отношении «Хайруллина Б. ведется досудебное расследование по статье 99, часть 2. пункт 5 («Убийство с особой жестокостью»).

«Уголовное дело находится на стадии расследования, подозреваемый содержится под стражей. В настоящее время назначена стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, по результатам которой будет принято окончательное решение», — сказано в официальном ответе ДП.

Там же сообщили, что от Олеси Бикитеевой в полицию поступило 14 заявлений. В результате было вынесено четыре защитных предписания и «установлено особое требование к поведению». Накануне ему назначили очередной краткосрочный арест.

По официальным данным, в Западно-Казахстанской области за восемь месяцев 2021 года было зарегистрировано 14 преступлений, связанных с домашним насилием, только половина из них была направлена в суд. Из 976 человек, в этом году наказанных в административном порядке за семейно-бытовые правонарушения, около трети получили «постановления об установлении особых требований к поведению».

Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG