Ссылки для упрощенного доступа

"России очень важно начать диалог". Американист Александра Филиппенко – о том, возможно ли остановить конфликт на Донбассе


Иллюстративное фото 

Выступая на брифинге в Белом доме 22 февраля, президент США Джо Байден назвал "признание" Путиным так называемых "ДНР" и "ЛНР" вопиющим нарушением международного права. "Если Россия будет расширять свое вторжение, мы готовы расширять и наши санкции. С чего это вдруг Путин решил, что у него есть право провозглашать так называемые государства на территории, принадлежащей стране-соседу?" – подчеркнул Байден.

Александра Филиппенко, научный сотрудник Института США и Канады, считает, что, несмотря на такие серьезные заявления, все еще возможно остановить агрессию России по отношению к Украине. Об этом она рассказала в эфире Настоящего Времени.

Американист Александра Филиппенко – о том, возможно ли остановить эскалацию конфликта на Донбассе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:00 0:00

– Джо Байден буквально 10 минут назад выступил с такой речью, что в отношении России вводятся санкции. Он также сказал, что возможность для дипломатического диалога именно с Россией остается. Вам как кажется, эта возможность действительно есть?

– Да, и наверное, это самая важная последняя фраза. Он сказал: I hope diplomacy is still available, – то есть еще можно обращаться к дипломатии действительно. И в общем президент Байден, как и глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель, который выступал незадолго до этого, говоря о санкциях, и другие лидеры государств, которые говорили о санкциях и о том, что последует, – все говорили о том, что обращение к дипломатии, конечно же, необходимо и все еще есть возможность, так скажем, отыграть назад, все еще есть возможность перейти обратно в обсуждение, в дипломатическое русло. Все политики говорят именно об этом – можно остановить агрессию, можно остановить войну, даже когда она уже идет.

Поэтому да, это все еще возможно, и мы понимаем, что были обещания относительно встречи грядущей, возможно, между лидерами России и США, однако сейчас уже интересно, в каком формате это может произойти. И далее интересно: также некоторые политики, демократы в том числе, сторонники Демократической партии, американские конгрессмены, говорят о том, что хорошо бы на этой встрече условием было бы присутствие президента Зеленского.

– Александра, а когда вы сейчас говорили про "отыграть назад", ссылаясь на экспертов и политиков, вы имеете в виду отыграть назад – это непризнание "ДНР" и "ЛНР" или же все-таки отыграть назад – невозможность дальнейшего эскалирования?

– В первую очередь [имею в виду] дальнейшую эскалацию конфликта и введение российских войск на территорию этих регионов, Донецкой и Луганской областей, в эти самопровозглашенные республики. По крайней мере, введение российских войск остановить туда. Ну и, возможно, непризнание. Или, по крайней мере, мы понимаем, как вчера это признание было оформлено: несколько так хаотично и в общем, учитывая все те моменты, на которые обращали внимание журналисты и политологи – что это была запись, что не прямой эфир, – мы понимаем, что это была некоторая постановка. Мы наблюдали такое шоу в записи. И есть возможность для того, чтобы новое шоу создать и по-новому как-то решить эту ситуацию.

Но вот будет интересно, какие конкретно санкции последуют и кто будет жертвой этих санкций, в первую очередь на кого они повлияют. Опять же Жозеп Боррель уже говорил, что это все те люди, которые поддерживают нарушение международного права, признание этих самопровозглашенных республик. Также банки, которые финансируют деятельность России, те, кто ведут информационную войну против Украины. Но конкретные люди не были названы. Все, конечно, будет зависеть от того, насколько серьезный будет ущерб экономический для окружения российского лидера.

– А кому важнее здесь начать диалог: самой России или все-таки условному Западу?

– Сейчас сложно как-то проследить, но мне кажется, что России очень важно начать этот диалог и по крайней мере попробовать как-то легитимизировать произошедшую ситуацию, возможно, как-то доказать свою позицию или попробовать каким-то образом убедить или хотя бы сделать попытку убедить страны Запада. Хотя они уже совершенно определенно высказались относительно того, что это нарушение международного права, но тем не менее попробовать убедить – это уже нужно как раз Москве.

А все, что касается европейских стран, Вашингтона, западных стран, в целом всего мира – мы знаем, что и Турция также присоединилась к осуждению признания самопровозглашенных республик. Здесь уже вступает тот самый язык санкций.

Конечно же, очень важно, что сейчас Германия объявила о прекращении квалификации трубопровода "Северный поток – 2", это один из важнейших шагов, который, наверное, волновал Кремль более всего. Поэтому сейчас Запад говорит на языке санкций, а Москве уже важно доказать каким-то образом правомерность своих вчерашних действий.

– Александра, хочу вам задать немного личный вопрос. По вашему ощущению, как вообще так произошло, что все мы оказались в этой ситуации? Как вы для себя это объясняете и какие эмоции у вас возникают?

– Это очень сложно, здесь я не могу говорить как старший научный сотрудник Института США и Канады, поскольку эмоции переполняют. Нужно сказать, что большинство моих коллег, которые занимаются американистикой, мягко скажем, в некотором негодовании относительно того, что наша работа по воссозданию отношений, по установлению более прочных связей, и в научной сфере в том числе, – все это идет прахом из-за решения нескольких человек или одного человека. Поэтому здесь это вызывает некоторое негодование.

Но одновременно хочется обратить внимание, что мы говорим скорее о внешнеполитическом аспекте. Но не стоит забывать, что сейчас идет один из важнейших процессов – процесс над Алексеем Навальным. И недаром президент Путин не называет Навального по имени – так же как, стоит обратить внимание, он не называет по имени и президента Украины Владимира Зеленского. Для него это равновеликие фигуры, и фигуры, которые действительно, по-видимому, волнуют его в особенности. Поэтому я предполагаю, что недаром это происходит одномоментно, и, конечно, это вызывает особенную такую бурю эмоций. Также не стоит забывать, что в воскресенье – годовщина убийства Немцова, который мы помним, как высказывался относительно войны с Украиной и как для него это было болезненно.

Поэтому здесь, на мой взгляд личный – опять же не говорю как старший научный сотрудник, говорю исключительно как человек, – мне кажется, что все это связано, все эти три момента связаны. И также еще и обострение касательно Чечни. Тоже не стоит забывать, что ситуация довольно-таки напряженная: не хочется уходить в дебри внутренней политики, но все-таки ситуация действительно не такая простая.

Поэтому, конечно, эти три фактора: суд над Алексеем Навальным, война с Украиной и годовщина убийства Немцова – есть такое впечатление, что это как-то между собой связано.

Игорь Севрюгин, Настоящее Время

XS
SM
MD
LG