Ссылки для упрощенного доступа

Ограничение свободы прессы в Центральной Азии: где проходят «красные линии»?


Шествие в поддержку независимых СМИ в Кыргызстане. Бишкек, 14 октября 2022 года

Коррупция среди элиты, особенно влиятельных правящих семей региона, — рискованная тема для независимых СМИ Центральной Азии. Но есть и другие ограничения.

Когда в июле в Каракалпакстане, республике в составе Узбекистана, произошли кровопролитные события, в работе частного новостного сайта Gazeta.uz прослеживались явные признаки государственной цензуры.

С сайта исчезли новостные тексты, связанные с трагическими событиями, в результате которых погибло более 20 человек. Их заменила короткая фраза «материал удален».

Публикации были восстановлены после критики со стороны пользователей и материала Gazeta.uz, вышедшего на этой неделе и посвященного докладу Human Hights Watch. Правозащитная организация дала критическую оценку действиям силовиков при подавлении протестов. Удивительно, но этот материал до сих пор висит на сайте.

Однако эпизод цензуры высветил смещающиеся «красные линии» для независимых СМИ в Центральной Азии. Свобода СМИ в регионе варьируется от Туркменистана, где независимое освещение событий не допускается вообще, до Кыргызстана, где активные независимые издания периодически подвергаются репрессиям.

КЫРГЫЗСТАН: ВИТОК ДАВЛЕНИЯ НА СМИ

Кыргызстан, который организация «Репортеры без границ» характеризует как «исключение в Центральной Азии», имеющее относительную свободу печати несмотря на нестабильную экономику и безудержную коррупцию в официальных органах, занимает 72-е место из 180 стран в индексе свободы СМИ 2021 года, опубликованном этой организацией.

Но будет удивительным, если страна удержит относительно высокое место в рейтинге 2022 года.

Новый виток преследований независимой журналистики в Кыргызстане начался в январе, когда ОМОН ворвался в офис журналиста-расследователя Болота Темирова. Его поместили под стражу, затем он предстал перед судом по обвинению в хранении наркотиков.

Вскоре последовали и два новых обвинения — в подделке государственных документов и незаконном пересечении государственной границы.

Темиров утверждал, что дело в его отношении было местью за проведенное его командой «Temirov Live» расследование о коммерческой деятельности родственников очень влиятельной фигуры — главы комитета национальной безопасности Кыргызстана Камчыбека Ташиева.

В сентябре Темиров добился частичного оправдательного приговора, но прокурор опротестовал его.

В прошлом месяце атаки на свободные СМИ усилились после того, как правительство заморозило банковский счет Кыргызской службы Азаттыка и заблокировало ее сайт. Эти действия были охарактеризованы местными и иностранными прессозащитными организации как попытки заставить редакцию замолчать.

Власти объяснили блокировку тем, что в видеорепортаже о произошедшем в сентябре конфликте на кыргызско-таджикской границе использовались, по их утверждениям, разжигающие ненависть высказывания и содержалась ложная информация. Правительство посчитало, что Азаттык занял позицию таджикской стороны при освещении боевых действий, в результате которых погибло более 100 человек.

Бишкек потребовал удалить видео с сайта, но Азаттык отказался это делать.

В знак солидарности с Азаттыком на фоне нападок со стороны правительства несколько независимых новостных сайтов решили 26 октября не размещать новости на своих сайтах в течение нескольких часов и игнорировали правительственные пресс-релизы в течение всего дня.

«Новостей нет». В Кыргызстане СМИ выступили в защиту заблокированного Азаттыка
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:02 0:00

Кампания проводилась под лозунгом «Новостей нет. Есть давление на СМИ».

В октябре несколько десятков человек собрались у офиса Азаттыка, требуя закрытия его и двух других новостных сайтов, «Клооп» и «Кактус Медиа».

Один из участников митинга угрожал облить офис бензином, если требования не будут выполнены.

КОГДА ЧРЕВАТО ПИСАТЬ О КОРРУПЦИИ В ВЕРХАХ

Пример Кыргызстана показывает, что освещение различных тем может стать опасным для СМИ по мере усиления общественного и политического внимания к ним.

С «красными линиями» журналисты могут столкнуться при освещении религиозных вопросов и проблем в межэтнических отношениях. Корреспондентам могут предъявить за это расплывчатые, но серьезные обвинения в «разжигании розни». Опасным может быть и освещение прав ЛГБТ, которые не получили широкого признания в регионе.

Упоминания о коррупции элит также редко не вызывают реакции со стороны властей, особенно когда речь идет о семьях лидеров стран.

В Казахстане пользователи сообщали о проблемах с доступом к сайту Азаттыка после того, как редакция опубликовала интервью с журналисткой из Женевы Агат Дюпарк, соавтором расследования о коммерческих интересах президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева и его семьи за рубежом.

Расследование «Подпольный бизнес президента Казахстана пролегал через Швейцарию» вышло на сайте швейцарской организации Public Eye. В качестве источников там упоминалась просочившаяся в СМИ электронная переписка между Токаевым и его родственниками.

Среди прочего, речь шла о дорогостоящем ремонте конференц-зала в отделении ООН в Женеве в 2012 году, когда Токаев, карьерный дипломат, занимал пост генерального директора отделения.

Ремонт, оплаченный правительством Казахстана, как написали расследователи, обогатил художницу Батиму Заурбекову, тещу сына Токаева.

Казахстанские СМИ в основном проигнорировали это расследование. Крупнейшие издания страны контролируются лояльными режиму олигархами. Сайт Public Eye стал недоступен для казахстанских пользователей без инструментов обхода цензуры.

Нурсултан Назарбаев (в центре) в бытность президентом Казахстана в «Казахской комнате» во Дворце Наций, отремонтированной на деньги из бюджета Казахстана. Слева — Касым-Жомарт Токаев, на тот момент спикер сената. На стене — один из гобеленов, выполненных тещей сына Токаева Батимой Заурбековой. Женева, 27 июля 2015 года
Нурсултан Назарбаев (в центре) в бытность президентом Казахстана в «Казахской комнате» во Дворце Наций, отремонтированной на деньги из бюджета Казахстана. Слева — Касым-Жомарт Токаев, на тот момент спикер сената. На стене — один из гобеленов, выполненных тещей сына Токаева Батимой Заурбековой. Женева, 27 июля 2015 года

СОХРАНЯЮЩАЯСЯ ЦЕНЗУРА

Узбекистан — одна из стран региона, которая может говорить о заметном улучшении в сфере свободы прессы за последнее десятилетие, но лишь потому, что 25-летнее правление авторитарного первого президента Ислама Каримова установило очень низкую планку этой свободы.

При президенте Шавкате Мирзиёеве появились некоторые признаки независимости СМИ, но чувствительность властей к освещению кризиса в Каракалпакстане показала, они все еще под вопросом.

Сайт Узбекской службы Азаттыка, Радио Озодлик, остается заблокированным внутри страны вот уже много лет.

В Таджикистане складывается напряженная ситуация: аресты и осуждения независимых блогеров и журналистов по сфабрикованным обвинениям считаются обычным делом.

Наблюдатели связывают последние репрессии в Таджикистане с желанием правительства контролировать информационное освещение кровавой операции в Горно-Бадахшанской автономной области в мае.

Правительство заявило, что в результате насилия погибло 29 человек, при этом Душанбе удалось либо посадить в тюрьму, либо смертельно ранить нескольких ключевых местных лидеров, которых власти охарактеризовали как бандитов и террористов.

Таджикская служба Азаттыка, Радио Озоди, один из немногих независимых источников информации в стране, подтвердила ​гибель 34 человек во время событий, начавшихся с мирных протестов против несправедливости в регионе.

Другое независимое местное издание, «Азия-Плюс», в первые дни конфликта предупредило свою аудиторию, что не сможет обеспечить освещение событий, которого заслуживает читатель.

Издание «Азия Плюс» заявило, что власти обвинили редакцию в «однобоком» освещении, угрожаещем национальной стабильности. Если издание не «устранит эти недостатки», оно будет закрыто, процитировали журналисты чиновников.

КРИС РИКЛТОН

XS
SM
MD
LG