Ссылки для упрощенного доступа

Без вести пропавшему в туркменской тюрьме Бегенчу Бекназарову исполнилось 50 лет


Бегенч Бекназаров

Фигуранту событий 25 ноября 2002 года, о попытке, так называемого покушения на бывшего президента Сапармурада Ниязова Бегенчу Бекназарову, 11 июня исполнилось 50 лет.

Бывший офицер Министерства обороны Туркменистана, арестованный в 2005 году, является одним известных личностей, считающихся международными правозащитными организациями жертвой насильственных исчезновения в туркменских тюрьмах. Международная кампания «Покажите их живыми», задокументировала более 120 случаев, в том числе связанных с «делом о покушении» на Ниязова.

Издание "Turkmen.News" к юбилею Бегенча Бекназарова подготовило интервью с его сестрой Анной, которая в настоящее время проживает в Израиле. Как отмечается в публикации, уже более 14 лет никто из близких Бекназарова не знает о его судьбе. Каждый раз, когда семья офицера пытается выяснить, жив ли он, — о свиданиях или передачах и речь не идет, — следуют вызовы в органы и прямые угрозы жизни ее членам. Но несмотря на отсутствие ответов и угрозы, попыток они не оставляют.

Радио Азатлык публикует выдержки из интервью:

— Бегенч – мой родной и любимый брат. Все попытки узнать о его судьбе, получить разрешение на доступ к нему независимого адвоката, передать что-то из вещей или хотя бы какую-то информацию на месте или через МИД Израиля были тщетными.

— Отец не дождался Бегенча, скончался почти девять лет назад – тюрьма и пытки для инвалида-сердечника сделали свое дело.

— Выходит, отца тоже сажали?

— И маму, и младшую сестру. Пытали, чтобы выяснить у них местонахождение Бегенча. Били пластиковыми бутылками, кололи наркотики, не давали лекарства (папа сердечник, мама страдает диабетом), а сестре просто покалечили физическое и психическое здоровье. В общей сложности их продержали в заключении несколько месяцев, а затем выгнали на улицу из собственной квартиры в никуда и запретили жить в Ашхабаде. Папе было тяжелее всех, ведь там могилы его родителей.

— Где сейчас живут Ваши родные?

— В Мары. Маму и сестру за границу не выпускают, несмотря на наличие у них российского гражданства и на ходатайства МИД Израиля. А нам закрыт въезд в Туркменистан, даже с папой не дали попрощаться. Первые годы после ареста Бегенча отца и мать даже пенсии лишили, как родителей «врага народа». До 2017 года мы им помогали финансово, но потом отправлять по Western Union стало невозможно [из-за разницы в курсах валют]. Пенсию маме вернули недавно, но это копейки. Сестра училась на пятом курсе биологического факультета ТГУ, шла на красный диплом, но ее отчислили. У Бегенча трое детей, и все живут в Туркменистане. Старшая дочь невыездная, сын учится заочно в российском вузе, а также младшая дочь, ей сейчас 17 лет. Бегенч всех их очень любит.

— Ваша семья приходится родней Борису Шихмурадову. В 2001 году он заявил о переходе в оппозицию Сапармураду Ниязову. Это обстоятельство как-то сказалось на карьере Бегенча?

— Да, папина младшая сестра замужем за младшим братом Бориса Оразовича, Константином. Он тоже сидит с 2002 года. После заявления о переходе в оппозицию Бегенча сразу понизили в должности, а за полгода до так называемого покушения против него возбудили дело, кажется, оно было связано с недостачей, но спустя месяц сняли обвинение, отпустили и нашли реального виновного.

— Вы думаете, эта короткая посадка была первым звоночком?

— Однозначно! Но Бегенч, к сожалению, недооценил опасность, более того – он выдал кредит доверия системе. Он хотел сначала отправить родителей на постоянное место жительства в Израиль, а позже самому с семьей перебраться туда, но увы… Власти объявили его одним из основных организаторов событий 25 ноября 2002 года, и он был надежно спрятан родственниками и верными людьми.

В 2002 году Бегенч написал письмо президенту России Владимиру Путину, в котором подробно описал ситуацию в Туркменистане на тот момент. Мы смогли переправить письмо в Россию и отправить его оттуда, но никакого ответа, никакой реакции не последовало.

Нашли Бегенча в мае 2005 года в подвале родительского дома.

— Наверное, родителям досталось за укрытие сына…

— Дома в тот день были папа и восьмилетний сын Бегенча. Да, били, папу точно. Потом посадили. Мама, папа и сестра дважды сидели втроем, но после вмешательства Израиля их отпустили.

По словам Анны, близкие слшали, что что в начале его держали в подвале КНБ, а потом перевели в тюрьму Овадан-депе. Суда нам ним не было, Ниязов сам судил.

— Что вам подсказывает сердце, Бегенч жив?

— Не хочу думать о плохом, но я уверена, что он жив. Бегенч очень сильный духом и знает, что мы его ждем всегда!

Как отмечает издание "Turkmen.News", согласно Международной конвенции ООН для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, Насильственным исчезновением считается арест, задержание, похищение или лишение свободы в любой другой форме представителями государства или же лицами или группами лиц, действующими с разрешения, при поддержке или с согласия государства, при последующем отказе признать факт лишения свободы или сокрытии данных о судьбе или местонахождении исчезнувшего лица, вследствие чего это лицо оставлено без защиты закона.

Подготовлено с использованием материала "Turkmen.News"

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG